Моя бессмертная душа. стр. 27

Она была весела и, увидев боль в моих глазах, просто сказала: « Не переживай, твоей мамочке скоро будет хорошо. Я знаю все, что с ней произошло. Я ее встретила, обняла, постучала по сердечку, и оно вновь забилось. Смотри, какая у нее твердая походка, как она мыслит. Просто ей еще трудно понять, что с ней случилось. Она уже отходит от своей боли. Я все время буду рядом и не отойду от нее, пока ей не станет так же хорошо, как и мне».

 А в это время моя мамочка, будто никого и ничего не замечала, задавая один и тот же вопрос своему обидчику, который ее не слышал и вычеркнул навсегда ее из своей жизни. Он не понимал, что там невозможно скрыть ничего, что там видят то, что думают и делают души всех врагов и любимых, которые остались на земле.

«Скажи, Андрей, почему? Я же любила тебя как сына, ни словом, ни взглядом ни разу не обидев, даже в мыслях. До последнего хотела перед всеми тебя оправдать и поверить, что ты опомнишься и все исправишь. Но ты превратил мою жизнь в боль и мучения, от горя я перестала понимать, что со мной и где я нахожусь. Только любовь детей давала мне еще жизнь. А как мне было страшно и больно! Прошу тебя, пока не поздно, одумайся и покайся. У тебя не так много времени, и скоро ты будешь страдать рядом со своим отцом, только в тысячу раз сильнее, если не исправишь содеянное и не поймешь, что своими поступками ты и своих друзей, и их родителей привел во тьму. А я вот здесь, на этом диванчике, буду сидеть и ждать, когда ты и все, кто был причастен к моей смерти, дадите мне ответ. За что вы убили меня?»

Это был самый главный вопрос, который она ему задавала. Даже там, за пределами жизни, она не хотела верить в подлость человека, которому так доверяла.

 Этот сон дал мне понять, что суд божий не проходит вот так в один миг, по приходе туда. Мы держим ответ по прибытии тех, кого обидели, и не всегда они нас прощают. И тех, кто обидел нас. Мы тоже их не всегда прощаем. И тех, кто делал добро, не требуя ничего взамен… И пока туда не придет последняя душа, в которой мы прямо или косвенно приняли участие, суд божий не прекратится. Он не прекратиться, пока каждая душа не попросит прощения и не примет покаяния. Это долгий путь, путь в вечность, рождение и бессмертие.

Я проснулась, не сразу осознав, что это было: сон или явь? Я прочувствовала каждую душу своей душой. Там не было личины и невозможно было лгать. Там душа открывала самые потаенные свои страхи, подлость, жестокость и любовь. Я поняла: пока мамочка не найдет ответы на свои вопросы, ее душа не успокоится. Я поняла всю боль Виктора Васильевича, боль от отчаяния, что там уже ничего нельзя исправить.

< Назад | Вперёд >