Необычайная судьба (стр.21)

Немного проехав, Марк остановился, вытащил Эрика из машины, положив его на заднее сиденье. Эрик был очень бледен и держался из последних сил. Марк вколол ему какое-то лекарство и поехал на бешеной скорости. А я, примостившись с краешку на сиденье, пыталась удержать Эрика, так как каждый толчок, придавал ему невыносимую боль. Я боялась за жизнь Эрика, он слабел на глазах, хватаясь рукой за грудь, которая быстро пропитывалась кровью. Временами мне казалось, что мы теряем его навсегда.

Мы приехали к военному гарнизону, Марк выбежал из машины и отправился к воротам блокпоста. Через несколько минут он вернулся с военным доктором, который, бегло осмотрев Эрика, приказал срочно везти его в операционную. Подбежали солдаты с носилками, погрузили Эрика и унесли. Мы пошли за ними. Нас никто не останавливал. Похоже, что моих друзей здесь хорошо знали и относились к ним с большим уважением. Марку отдавали честь. Видно было, как сильно переживал он за своего друга. Я тоже очень волновалась за его здоровье, еще недавно незнакомые люди стали мне очень дороги и близки. Мы стояли под операционной. На Марка невозможно было смотреть. Думаю, он не переживал так за свою жизнь при нашей первой встрече, как сейчас он переживал за жизнь своего верного друга. Время, казалось, остановилось, и ожидание было просто нестерпимым. Но вот наконец-то появился доктор, вид у него был очень расстроенный.

 – Я сделал все, что мог. Ранение очень серьезное, он в тяжелом состоянии. Остается надеяться только на его сильный и молодой организм. Дай бог выкарабкается.
  – Я должен быть с ним.
  – Марк, ты же понимаешь, что я не могу тебе этого позволить.

 – Почему тебе можно, а мне нельзя?

– Пойми, такие у нас порядки, и нарушать их даже я не смею. Это же реанимация, там полная стерильность, да и он еще под наркозом.
  – К черту твои порядки, раз я сказал, значит, буду рядом. Веди меня туда, где я смогу принять душ. И дай мне полностью переодеться во все стерильное. Да не переживай ты так, пойми, он для меня как брат, и я должен быть рядом с ним. Это его поддержит и придаст сил, да и для меня находиться отдельно от него, в переживаниях за его жизнь, просто нестерпимо. Я буду держать его за руку и разговаривать с ним, пока он не придет в себя. Нам обоим станет легче.

 Марк говорил это все так убедительно и таким категоричным тоном, что доктору ничего не оставалось, как дать Марку свое разрешение.

 А меня отвели в маленькую палату, обеспечили чистое больничное белье, маленький телевизор и несколько книг. Но меня ничто не радовало, я так нервничала, что не могла сосредоточиться ни на одной мысли. Время шло очень медленно, а в реанимации шла борьба за жизнь Эрика. Марк уже второй день не появлялся, ни на минуту не отходя от своего друга. А Эрик все так же находился между жизнью и смертью.

< Назад | Вперёд >