Необычайная судьба (стр.65)

У Марии была навязчивая идея увидеться с родителями.

– Я больше не могу жить с этим страшным грузом на душе. Я должна увидится с ними. Кто его знает, выпадет ли еще такая возможность? Я должна покаяться перед ними, я знаю, что долго на этом свете мне задержаться не дадут. Я хочу быть спокойной и успокоить моих любимых своим покаянием и своей любовью. Времени совсем нет. Любой день может стать роковым.

 Мы с Олегом прекрасно понимали Марию и решили действовать, пока за ее родными следят наши ребята, выслеживая Магомета. Отправив Сашку на весенних каникулах в отряд бойцов, мы, соблюдая осторожность, отправились к родителям Марии. Всегда выдержанная и спокойная, она проявляла несвойственное ей волнение. В первый раз я видела ее такой взволнованной. Больше всего она боялась, что отец с матерью никогда не простят ей свой позор и никогда ни примут ее. Что для них она больше не существует. Что закон гор (лучше смерть, чем позор) никогда не позволит принять ее. Но пусть родные и отвернуться от нее, все равно она должна увидеть их и покаяться, сказав, как сильно она их любит и как ей нужна их любовь.

Посовещавшись, мы отправились в путь. Приехав в северную Осетию, мы остановились в небольшом военном гарнизоне, где когда-то я уже была с Марком, спасая Эрика. Нас уже ждали и надеялись отследить передвижение наших противников. Но никто из посторонних не появлялся. Магомет исчез или где-то затаился, и эта неизвестность пугала больше всего.

Как говорится, была объявлена война на живца. Сначала мы с Олегом решили поехать и разведать обстановку на месте. Мы должны были подготовить пожилых родителей Марии к приятной встрече и, если потребуется, смягчить их внезапную реакцию, вызванную сильным волнением. Нам помогали органы, которые имели свои мотивы к поимке наркоторговцев и террористов. За ними мы были как за каменной стеной, зная, что дом Марии под их неусыпным наблюдением. В данный момент у нас были общие интересы, хотя у каждого свои цели.

Как и говорила Мария, дом был небольшой, но очень добротный. Участок земли огромный. Во дворе – довольно внушительные загоны для скота, множество хозяйственных построек. На веранде занималась домашней работой женщина. Увидев нас, она с достоинством гостеприимной хозяйки пригласила нас в дом.

Я всматривалась в глаза этой женщины и видела в них так много боли, которую она пыталась скрыть вымученной улыбкой. Но глаза обмануть нельзя. Вроде еще нестарая, но, видимо, горе сделало свое дело. Даже не могу сказать, как она была одета. Что-то темное, мешковатое висело на ее худеньком теле. И только лицо, изможденное болью и отчаянием, все равно еще выдавало ее былую необычайную красоту, которую она передала своей дочери.

< Назад | Вперёд >