Необычайная судьба (стр.69)

Мы с Марией пили шампанское, а ребята бренди. Нам было весело и хорошо. О плохом говорить не хотелось. Эрик всех веселил, рассказывая анекдоты, большинство из жизни, со своим кавказским акцентом, и это у него получалось очень смешно и забавно. Каждый из нас был по-своему счастлив или мечтал об этом. Мария с кавказским гостеприимством ухаживала за всеми за столом, а Олег не сводил с нее влюбленных глаз. От этого она слегка смущалась, что делало её более мягкой и женственной. Эрик не закрывал рот, рассказывая очередной анекдот, но вскоре сослался на неотложные дела и удалился. Мы с Марком, пренебрегая конспирацией, поехали ко мне домой. Желание остаться наедине было так сильно, что мир превратился только в наши глаза, прикосновения и сжигающее чувство быть вместе. Не надо думать больше ни о чем. Наши тела, наши губы были так близки, и не надо было никаких слов, чтобы просто обрести счастье любви двум сердцам, измученным в ожидании этого момента.

 Целых три дня мы были вместе. Губы мои горели от сладостных поцелуев, а тело – в сладкой истоме от ненасытных ласк. Все стремясь и стремясь навстречу мужским желаниям, вновь и вновь оно хотело принадлежать этому сильному и любимому мужчине. Теперь мы знали, что созданы друг для друга. Сам господь волею судьбы соединил наши жизни.

В перерывах между страстью мы рассказывали друг другу о всех желаниях, радостях и неудачах. Я многое узнала о своем любимом. Семья его жила в Питере, отец, как и он, был военным и дослужился до генерала, начиная обыкновенным лейтенантом где-то в захолустье Таджикских гор. Мать всю жизнь следовала за ним, перенося любые трудности. Не зря говорят: чтобы стать генеральшей, надо помотаться по свету, терпя все трудности быта обыкновенного солдата. Марк с Эриком выросли на одной улице, вместе служили в армии, решив остаться в строю после срочной службы. Отец принципиально ничем не помогал сыну, решив, что тот сам должен добиться своих погон честной службой отечеству. Знаю, для многих в наш век коррупции это звучит пафосно. Но я слушала его с гордостью, понимая, что не все офицеры потеряли чувство чести и достоинства. Мой любимый побывал почти во всех горячих точках, но его задания больше были связаны с предотвращением терактов и наркобизнеса. И он часто был как кость в горле не только для чужих, но и для своих. Впрочем, они не особо отличались друг от друга, превращая все это в очень крупные деньги. А там, где деньги, там одно общее дело. И свой, и чужой становятся потенциальными врагами для тех, кто стоит у них на пути.

О своём плене он не любил говорить. Главное, что сестра на свободе. Кроме подорванной психики, опасной в столь юном возрасте, другого несчастья, слава богу, с ней не произошло.

Многого о своей службе он не говорил, да мне и не понять было, за что и зачем отдавать себя и все свое время этому неблагодарному делу. Ведь все знают: на место одного преступника тут же придет другой. И в этой борьбе никогда не победить.

< Назад | Вперёд >