Необычайная судьба (стр.77)

Я боялась открыть глаза, отодвигая еще немного смерть. Вокруг была тишина. С трудом открыв веки, я увидела небольшую комнату: на грязном полу лежала связанная Мария и не подавала никаких признаков жизни. Я, как и она, была связана и полностью беспомощна. Да, с нами не церемонились.

Тут открылась дверь, и на пороге появились два бандита с ведрами в руках. Не успела я подумать, для чего, как содержимое их ведер ледяной водой полилось на наши тела. Мария резко очнулась, сначала не понимая, что с ней произошло, но постепенно ее взгляд наполнился ужасом, впрочем, как и у меня. А наши мучители смотрели на нас и ухмылялись. 

– Ну что, красотки, пришли в себя? Давно мы за вами охотимся. Вот новость была для Магомета! Он очень обрадовался, узнав, что вы его с нетерпением дожидаетесь, и скоро собственной персоной почтит вас своим вниманием. А сейчас мы будем придавать вам товарный вид. 

Они бесцеремонно потащили нас в другую комнату. Здесь был душ. Нам приказали как следует вымыться и переодеться и раздели нас догола, как какой-то бездушный товар. Тряпье, оставленное взамен, вряд ли можно было назвать одеждой. Оно не скрывало, а, скорей, подчеркивало самые потаенные женские места. Нас одели, как проституток из борделя, тем самым давая понять, что мы теперь товар. Мы прекрасно понимали, что прежде чем убить, он нас пустит по кругу своим товарищам бандитам, разрешив применять садистские наклонности. Это было страшней любой смерти. Бандиты не оставляли нас ни на минуту, даже когда мы мылись и одевались, не давая нам с Марией перекинуться и парой слов. В глазах Марии я увидела такой ужас, что не надо было никаких слов. И так все было вполне понятно. А они похотливо смеялись, обсуждая наши достоинства и недостатки живого товара, мечтая побыстрей, после того как Магомет даст добро, приступить к воплощению своих больных сексуальных фантазий. Вдоволь посмеявшись, они растащили нас по разным комнатам. Видимо, у них были соответствующие приказания.

Комната была небольшая, но чистая, с отдельным санузлом. На столе были вода и лепешка сомнительной свежести. Окно с решеткой открывало вид на большой пустырь. На кровати не было постельного белья. Здесь вообще ничего не было для того, чтобы добровольно уйти из жизни, не дожидаясь издевательств и сексуальных изнасилований, уготованных нам нашим общим с Марией врагом.

Я прекрасно осознавала, что месть будет жестокой. Бедная Мария! Как она? Душа разрывалась на части от страха за наши судьбы. При каждом шорохе я вздрагивала. Да, я боялась смерти, но больше всего я боялась пыток и сексуальных издевательств. Я вспоминала все молитвы, которые знала. Никогда я не молилась с таким усердием, никогда моя вера не была так сильна, наверное, потому, что это была единственная надежда, и я хваталась за нее как утопающий за соломинку.

< Назад | Вперёд >