Необычайная судьба (стр.80)

Я с ужасом смотрела на свою подругу. Ни один мускул не дрогнул на ее лице. В ней чувствовалось что-то мученическое и в то же время зловещее и непоколебимое. Никто не осмеливался к ней подойти первым. Магомет был в ярости. Схватив меня за волосы, он прошептал:

 – А с тобой мы закончим то, что когда-то начали.

И тут произошло что-то невообразимое. Раздался грохот, несколько бойцов попадало, и среди них Магомет. Мария находилась в объятиях Олега, который пытался прикрыть ее наготу своей рубашкой. А напротив меня стоял Казбек, с хладнокровной улыбкой целясь в меня из пистолета. «Вот и все, – мелькнуло в голове. – Сейчас, когда мы спасены, меня настигнет пуля». Не успела я закончить свою мысль, как на меня навалилось чье-то тяжелое тело. Мне было трудно дышать, я никак не могла его скинуть с себя. Тут я увидела Марка. Он осторожно убрал с меня тело моего спасителя, прижимая к себе и не давая смотреть, кто так рисковал своей жизнью ради моего спасения. Воцарилась тишина, я как будто выпала на время из реальности, никак не понимая, что все-таки произошло. Марк не отходил от меня ни на минуту. В моей голове вертелась только одна мысль: кому я обязана своей жизнью?

– Отведи меня к нему, я хочу его видеть.

– Не надо, дорогая, ты и так столько пережила. Теперь все позади.

– Неужели ты не понимаешь, я жить не смогу, если не окажу должное уважение и благодарность тому, кто по моей вине сейчас лежит без движений, чья жизнь так внезапно оборвалась, чтобы подарить мне мою.

 Марку ничего не оставалось, как отвести меня в небольшую комнату, в которой на столе под брезентом лежало тело. Я попросила Марка оставить меня одну. Хоть и нехотя, но он закрыл за собой дверь. Нетвердой походкой я подошла, боясь увидеть своего спасителя, слушая биение своего сердца, которое, казалось, заполнило комнату, не давая мне сил отодвинуть этот злосчастный брезент. Но то, что я увидела, переполнило болью всю мою душу. Я целовала губы и глаза, заливая слезами еще не успевшее остыть лицо. Лицо своего ангела-хранителя, который своей любовью и заботой всегда поддерживал меня в трудную минуту. Он при жизни был так скромен и честен со мной, что ни разу не посмел прикоснуться к моим губам. И сейчас, целуя эти губы, я чувствовала, как во мне поднималась волна негодования: не Евгений должен был здесь лежать, а Марк. Человек, которому я отдала всю свою любовь, должен был опередить Евгения. Он должен был меня спасти.

 Я вспоминала робкие ухаживания Евгения. Как случайно прижались наши тела во время грозы и какая страсть исходила от этого мужчины. Как успокаивал он меня в кафе, узнав о любви к Марку. И сюда он первый примчался и, не раздумывая, отдал свою жизнь за любовь.

< Назад | Вперёд >