Необычайная судьба (стр.83)

Около двери он прижал меня к себе, будто прощаясь навсегда. В эти объятия и поцелуй он вложил всю свою любовь и исстрадавшееся одинокое сердце. Я смотрела ему вслед, а сердце подсказывало: « Останови, не пускай». Но я знала, что это бесполезно. Это его решение. И оно неизменно. Он еще не скрылся с глаз, а в душе появилось щемящее чувство одиночества и потери самого дорогого и любимого мужчины. Я гнала от себя эти мысли, зная, что теперь мы всегда будем вместе, но подсознание подсказывало беду.

Потянулись будни. Казалось, бояться нам больше было некого, постепенно все плохое стало забываться. Мария с Олегом перебрались жить к его родителям в Осетию и были очень счастливы. Олег оставил службу, открыв свое агентство.

Прошло около двух месяцев. Скоро день нашей свадьбы. Я с нетерпением ждала весточки от Марка. И вот вечерний звонок дверь. С радостным сердцем я выскочила на крыльцо, но улыбка сменилась недоумением. На пороге стояли двое незнакомых мне мужчин. Оттолкнув меня, они, как хозяева, вошли в дом. В вежливо-принудительной форме начали расспрашивать меня о Марке. Я поняла: это недоброжелатели. А они сначала вкрадчиво, мило улыбаясь, а под конец, не добившись от меня вразумительного ответа, с угрозой выспрашивали: где он? как давно ты получала от него известия? Уверяли, что меня ждет тюрьма, если я буду утаивать сведения о предателе Родины. Я готова была услышать все что угодно, но только не это. Офицер, честно и верно служивший Родине, столько раз рисковавший жизнью, просто не мог быть предателем. Это было что-то из мира фантастики или очевидного и невероятного. Скорей всего, он перешел дорогу своими разоблачениями крупному чиновнику или мафиози. А впрочем, это одинаково: там, где большие деньги, там стоят большие люди, а воры они, убийцы или предатели, никого уже давно не волнует. Не зря мое сердце предчувствовало беду. Я пыталась связаться с Олегом, но он сказал, что это очень опасно.

 – Никуда не лезь и никого не ищи. Если бы был жив Евгений, он, несомненно, решил бы все ситуации и это недоразумение быстро бы разрешилось.

Да, эти структуры были пострашнее бандитов. Это было слишком серьезно. Куда бы я ни пошла, я чувствовала слежку, да и телефон явно прослушивался. Я осталась один на один со своим страхом за жизнь Марка, боясь к кому-либо обращаться, особенно к его семье. Даже мои друзья-бойцы, к которым я возила своего сына, перестали брать телефон, еще раз дав понять, какие страшные люди стоят за всем этим. Люди, имеющие безоговорочную власть. Для них человеческая жизнь ничего не значила. Это была адская машина, от которой не было спасения.

Однажды вечером появились опять эти двое. Их не волновало, что в комнате мой сын. Один из них подошел и ударил меня наотмашь по лицу, я упала как подкошенная. Но меня быстро привели в чувство, облив водой. Мой сынишка лежал в другом углу комнаты и не шевелился. Я подбежала к нему, прижала к себе.

< Назад | Вперёд >