Необычайная судьба (стр.86)

Ради них я была готова на любую жертву, главное, чтобы это не было напрасно. Главное – сохранить эти две жизни. Как я ни старалась, мама сразу почувствовала тревогу, ведь материнское сердце не обмануть. Она не стала ни о чем меня расспрашивать, прекрасно понимая, что я не хочу сейчас говорить и, даже зная, как она переживает, не могу открыть ей то, что у меня на душе. Пусть лучше ее терзают сомнения, раз я не могу избавить ее от них, чем знать всю правду. Я прощалась с ними, не зная, увижу ли когда-нибудь их вновь.

Домой я ехала на автопилоте. Мне хотелось скорей покончить со всем этим. Слезы не давали мне видеть дорогу. А может, разогнаться и на бешеной скорости покончить со все этим? Нет, пока есть хоть маленькая надежда, я сделаю все, как написано в записке. Я сидела и тупо смотрела на этот злосчастный порошок, но сил выпить его не хватало. В голове проносились воспоминания о моей недолгой жизни. Хотелось хоть немного продлить время. Я запуталась между двух мужчин, запуталась в своей жизни. Я понимала, что не всегда мы можем распоряжаться своими поступками и действиями. Иногда невидимая рука нас ведет в неизвестность, заставляя делать поступки, противоречащие нашим мыслям и желаниям, не оставляя выбора и не давая шанса что-то изменить. Я решилась. Больше сомнений не оставалось. Вызвав скорую помощь, я выпила этот злосчастный порошок.

Я лежала, ничего не чувствуя, постепенно проваливаясь в небытие. Мне снился странный сон. Я как будто качалась на волнах, потом стала падать, я летела в неизвестность. Сначала был страх разбиться, но потом страх пропал, и мне хотелось скорей остановиться и снова почувствовать твердую землю. Как только я об этом подумала, оказалась в комнате, в которой на носилках лежало тело. Вокруг о чем-то совещались люди в белых халатах. Мой взгляд был прикован к телу, в котором я с ужасом узнавала себя. Сразу пронеслись мысли о том, как умерший человек видит себя сверху, когда он мертв. Неужели я умерла и все это правда? Мои мысли путались. То я будто куда-то пропадала, то вновь видела, что происходит с моим телом, и, когда я увидела себя в гробу и началась задвигаться крышка, я поняла, что если она сейчас плотно закроется, то я уже никогда не увижу белый свет, значит, я мертва. Я испытывала жуткий страх быть заживо погребенной и понимала, что не в силах сообщить об этом, так как работало только сознание, а тело будто онемело и находилось в коматозном состоянии. Но оно было мое, и душа еще была с ним неразделима. И снова, как только я об этом подумала, крышка гроба стала отодвигаться. «Значит, я все-таки жива», – пронеслось в голове, и я опять стала проваливаться в какой-то туман с ощущением усталости и желанием крепкого сна.

Открыв глаза, я увидела комнату, небольшую, но довольно уютную. Возле окна – силуэт мужчины. Из-за солнечного света, бьющего мне в лицо, как будто сквозь мужчину, я не могла разобрать, кто он, друг или враг, и это меня пугало.

< Назад | Вперёд >