Опасное наследство (стр. 28)

Я думал, моя любимая пришла с того света порадоваться за меня. Наверное, моя любовь была так сильна, что господь прислал тебя сюда. Я покажу тебе, как мы живем, ты будешь счастлива здесь, и сама не захочешь уезжать.
 Я боялась за психику этого человека. Мне сложно даже представить свою жизнь вне системы, хотя многое в его рассуждениях имело здравый смысл и являлось свидетельством неординарного ума. Но все равно мне было неловко от его присутствия рядом с собой. Иногда он смотрел на меня, как смотрят на любимую женщину, и это меня очень пугало. Я поняла, что должна быть осторожна и, мило улыбнувшись, позволила ему показать свое хозяйство, которым он так гордился. Все здесь было так, как он говорил, сделано добротно и с любовью. Ухоженные угодья, упитанный скот… В каждой мелочи чувствовалась заботливая рука. Здесь были столовые и небольшой кинотеатр. Одевались в быту все просто: в джинсы, майки. Работали с большим энтузиазмом. Мне казалось, что я при коммунизме, о котором когда-то так мечтал наш народ. Он показывал мне все это, и в нем чувствовалась гордость за свою общину. Глаза светились легким фанатичным светом, он весь преобразился: это было его детище, он был хозяином новой жизни, вне государства, в котором она создана.
 Обратив внимание, как я вглядываюсь в просеку леса, за которой виднелись какие-то строения, он пояснил.
 – Там была деревня, теперь она заброшена, и во всем этом поучаствовала твоя бабушка, неся злобу и разрушения, пользуясь своим даром. Когда она осталась одна, она совсем отгородилась от всех и начала приносить только несчастья. Женщины, которые обращались к ней за помощью, перестали беременеть. Начался повальный падеж скота. Постепенно деревня стала пустеть, все, кто мог, уехали в надежде на новую, лучшую жизнь. Да и государству такая деревня стала не нужна. Нереспектабельна. Остались только немощные старики, которым совсем некуда было деться. Ведьма совсем отгородилась от всех. Сама добывала себе пропитание, ни с кем не общалась. Да и правильно делала, так как в нашей общине ее владения все обходили стороной. Если кто нечаянно заходил на ее территорию, то терял сознание от головных болей. Как она это делала, известно только ей одной. И если бы она здесь появилась, ее просто закидали бы камнями. Извини, что я так говорю о твоей бабушке, но это реальность, и от нее никуда не уйдешь. Я понимаю, как это все нелепо звучит: колдунья, порча… А я тебе кажусь умалишенным, маразматиком. Наверное, и я на твоем месте думал бы так же. Но со временем ты сама многое поймешь. Ведь у тебя такой же дар, но ты, видимо, об этом еще не знаешь.

< Назад | Вперёд >