Опасное наследство (стр. 31)

Ими правит алчность, и многие из них спились и живут праздно, не задумываясь о душе и своих близких. Потом учитель открыл на стене какую-то пентаграмму, напоминающую карту вселенной, и начал произносить только ему известные заклинания. Когда он их читал, воцарилась такая тишина. Казалось, что прихожане замерли и даже дышать перестали. Это было страшно, мне казалось, что проходит какая-то черная месса. Хотя я никогда на них не присутствовала, но в душе я чувствовала: что-то дьявольское и нехорошее происходит в этом месте. Я вела себя, как и все, в душе молясь Господу Богу, вспоминая все молитвы, которым в детстве меня учила мама. Мне было страшно, и, благодаря капюшону, который я натянула посильней на лицо, никто не замечал, что творится в моей душе. Я знала одно: не зря моя бабушка привела меня сюда, здесь происходит что-то плохое, и я должна спасти своих друзей и быстрей увезти их из этого искусственного рая. Учителя я боялась. В нем была какая-то дьявольская угроза и красота, она притягивала и манила, и это приводило меня в е шокирующее состояние. Он был в два раза старше меня, он был моим врагом, у него был зоркий взгляд, изощренный ум, и, не желая этого, я вместе с тем чувствовала, как подчиняюсь его притяжению. Меня тянуло к нему как к мужчине, я чувствовала его нерастраченную страсть, особенно когда ловила на себе его взгляд, полный любви и желания.

 Это был его мир, где он был и царь и бог. И он сметет все на своем пути, чтобы не лишиться своей созданной империи. Это была очень странная община, и проповедь, хоть с логической точки зрения правильная, все же очень настораживала на подсознательном уровне.

 После собрания мы уединились с друзьями. Я не могла дождаться, когда услышу их мнение о происходящих вокруг нас событиях. Я боялась, что идет какое-то воздействие и их насильно держат из-за меня. Но все вышло наоборот. Они были довольны и однозначно не хотели уезжать. Им здесь нравилось все, и даже непонятный для них обряд защиты и процветания привел их в восторг. Для них это был новый и непривычный мир гармонии, ощущения радости и спокойствия. Их никто не заставлял работать, это было их желание. И в первый раз в жизни они получили радость от проделанной работы. Глаза их сияли от усталости и чего-то нового и необычного, что понять они еще не могли, но были счастливы.

 Алексей почему-то прятал свой взор, и я настояла на разговоре.
 – Что случилось, я больше не вижу в твоих глазах желания и любви?

 – Прости, мне стыдно признаться, но, думаю, это была иллюзия любви. Мне казалось, что это и есть то самое главное чувство между мужчиной и женщиной. Мы долго были просто друзьями, и мы оба ошиблись.

< Назад | Вперёд >