Опасное наследство (стр. 32)

Мы с тобой создали эту иллюзию влюбленности и были по-своему счастливы. Но, сама понимаешь, это не то чувство, от которого сносит голову. Еще недавно думал, что я самый счастливый влюбленный мужчина, но сейчас вижу все иначе. Ромка с Машей – это другое, это две половинки одного целого, они предназначены друг другу. Я сегодня за ними наблюдал, они никого не видят, кроме себя, и им никто не нужен. Также я наблюдал за тобой и учителем. Вы с ним чувствуете очень сильное притяжение. С какой любовью он смотрел на тебя! И это тебя смущало и радовало. Когда он отворачивался, ты разглядывала его с таким интересом, что сначала во мне проявилось чувство ревности, мне хотелось вмешаться, напомнить о себе. Но, хорошо подумав, я решил, что у каждого из нас своя судьба. Ты никогда не будешь так счастлива со мной, как с ним. И хоть я в твоих глазах кажусь грубым мужланом, но сердцем я еще чувствовать могу. Не обижайся, я всегда буду твоим верным и надежным другом, только позови.
 Он медленно удалялся, а я смотрела ему вслед с благодарностью и болью из-за несбывшихся надежд на крепкую и спокойную семейную жизнь. Я еще долго сидела под раскидистым деревом, всматриваясь в звездное небо и размышляя о таинствах бытия, не заметив, как задремала.

 ***

  Сквозь сон я услышала чьи-то шаги. Вглядываясь в темноту ночи, я увидела несколько фигур, облаченных в балахоны и явно старавшихся пройти тихо и незаметно. Это меня сразу насторожило и показалось очень подозрительным, и я последовала за ними на некотором расстоянии, прячась за деревьями, чтобы меня никто не заметил. Еще несколько теней проследовало по направлению к храму. Они также были одеты в балахоны. Я потихоньку подобралась к храму и, спрятавшись за стену, начала наблюдать в маленькое освещенное окошко. Это был подвал. И там действительно была дьявольская месса, которая повергла меня в шок. Мужчины и женщины, одетые в красные как кровь балахоны, с накинутыми капюшонами, из-за чего лиц их было не видно, стояли кругом вокруг огромной пентаграммы, посреди которой находился постамент. Они читали какие-то заговоры, сначала медленно, как во сне. Потом их заговоры читались все быстрее и быстрее. И вдруг все стихло. Они упали на колени, вознося руки к небесам. Появился учитель, он нёс в руках что-то замотанное в белую тряпку. Раскрыв сверток, он положил его на постамент. Это был новорожденный ребенок. Учитель достал нож и начал читать над ребёнком заклинания. Я все поняла: сейчас эту кроху принесут в жертву. В голове была одна мысль: «Хоть бы успеть!».

< Назад | Вперёд >