Опасное наследство (стр. 35)

Меня бил озноб, но выхода не было, и, превозмогая страх, выпив для храбрости стакан вина залпом, я все-таки вернулась. Машинально взяла листок и начала читать, стараясь не смотреть на бабушку.
 – Если ты читаешь мое послание, значит, ты все-таки нашла меня. Прости, что не дождалась, прошу, похорони меня, предай земле. Знай, что я очень люблю тебя и твою маму, мою дочь. Ты не случайно здесь оказалась: каждую ночь я молилась и призывала тебя сюда, пока была жива. Прошу: внимательно почитай мой дневник, и ты многое поймешь.
 Значит, она умерла в тот день, когда мы были на озере, не зря я почувствовала ее боль и необъяснимое чувство потери. Она все время находилась рядом, уже холодная, а мы ни о чем не догадывались. Совсем немного она не дождалась меня. Из головы у нее вытекла запекшаяся кровь, а на щеке был огромный синяк. Значит, ее кто-то избил перед смертью.

 Мне было страшно, я очень боялась покойников. Но выбора не было. Я нашла лопату и стала рыть могилу, рядом с ее покойным мужем. Они должны были воссоединиться и лежать рядом друг с другом. Надо было управиться, пока не стемнело: спать с покойницей в одном доме я больше не хотела. Хорошо, земля была рыхлая, и через несколько часов яма была готова. Но как принести ее к могиле, я не знала. Даже прикасаться к мертвой было для меня большим стрессом. Хорошо, осталось спиртное, выпив еще для храбрости, я отправилась за бабушкой. Спиртное приятным теплом разлилось по венам, притупив страх. Поежившись от холода, благодаря которому так хорошо сохранилось тело моей бабушки, я взяла ее на руки. Страх пропал, заменив место жалости: такая она была хрупкая и легкая. Лицо ее разгладилось, и было почти без морщин, сохранив былую красоту. По моим щекам потекли слезы, сердце сжимали тоска и боль. Бедная, как она здесь жила, одна, всеми отвергнутая и нелюбимая? Как она смогла не потерять душу и не попасть под чары учителя? Может, в нашей крови что-то особенное, а может, молитвами она спасла нас? Но в том, что она была глубоко верующим человеком, я не сомневалась, судя по количеству икон, находящихся в этой комнатке. Я представила ее последние минуты. Никто не утешил, никто не смотрел с любовью в эти глаза, застывшие навсегда. Почему мама никогда не рассказывала мне о ней, придумав сказку про детский дом, в котором она выросла? Почему она лишила меня бабушки, которая так страдала, и почему от меня скрыли, что мой отец, которого я любила как родного, не мой родной? С этими размышлениями я бережно укутала ее в домотканый ковер, который показался мне самым красивым и который теперь заменил ей саван, бережно вынесла из дома, уложив в могилу. Положила иконку ей в руки.

< Назад | Вперёд >