Опасное наследство (стр. 38)

***

 Почерк у бабушки был, как у школьницы, и очень легко читалось. Я будто стала ее душой и чувствовала все ее радости и волнения, я принимала ее силу и могущество, данные всем женщинам в нашем роду. Это была исповедь очень грешной души, которая, пройдя много испытаний, все равно пришла к истинному творцу с покаянием и любовью в душе.
 «Когда-то у нас был дом, он находился на отшибе, недалеко от деревни. Мой отец был лесником, а мама занималась хозяйством. Жили мы дружно, в любви и радости.

 Так повелось, что женщинам в нашем роду передается дар по женской линии. Моя мама умела лечить людей, знала их болезни и травы от этих болезней. Больница была далеко, а людям нужна была помощь. Мои родители были набожными людьми, хоть это и не приветствовалось нашими властями. В школе нам внушали, что бога нет, а церкви работали на правительственные органы, сообщая о том, кто кого окрестил или отпел. А за это могли исключить из партии и комсомола, а на дальнейшей карьере можно было поставить крест. Вот и бегали деревенские к моей маме тайком и думали, что она лечит одними травами, а она никому не отказывала, говоря, что даром, данным Богом, нельзя пренебрегать и мы должны в трудную минуту помогать тем, кто в нас нуждается. Вот так и лечила на свой страх и риск. Потихоньку, чтоб никто не догадывался, читала молитвы, которым научила и меня, объясняя, что без веры и молитвы не поможет ни одна трава исцелиться. От неё я переняла тайные знания трав, так как с детства была незаменимой помощницей в их сборе. К тринадцати годам я уже самостоятельно могла приготовить любой настой, но определять болезни еще не могла.

 И вот однажды, вернувшись домой из леса, довольная сбором очередных редких трав, я увидела открытую дверь, что меня очень удивило. Мои родители никогда себе этого не позволяли: боялись случайно заползшей змеи. Сердце забилось в дурном предчувствии, и мной овладело доселе неизведанное предчувствие беды.

 В доме было все перевернуто, на пороге лежал отец в луже крови. Я смотрела на него и не мгла пошевелиться, не веря в происходящее. Из ступора меня вывел стон: за большим обеденным столом я увидела маму, тоже в крови. Я села, взяла ее голову, положила себе на колени и не могла отвести взгляда от любимого лица. Мама слабела с каждой минутой.

 – Доченька, возьми мой гребень, в нем сила, о которой ты узнаешь, когда приколешь его в волосы, никогда не расставайся с ним. За иконкой деньги, бери их и уходи отсюда как можно дальше. Здесь зло.

< Назад | Вперёд >