Опасное наследство (стр. 46)

 Что это было? Эгоизм или предчувствие? Я уже и сама не понимаю. И, недолго думая, пока он был в отъезде, я собрала все деньги, нехитрые пожитки и увела свою дочь с малюткой потайными тропами, чтобы нас никто не видел, в город, посадила их на поезд и осталась совсем одна.

 Теперь я была уверена, что уберегла вас от этого пагубного для женщин нашей семьи дара. Мне нельзя было ехать с вами, да и не хотелось. Здесь были мой дом и моя земля, здесь был похоронен мой муж. Я знала, что у Георгия большие связи, и он сможет вас найти. В ярости, он страшный человек. А мне хотелось, чтобы вы жили счастливо, и, благодаря моим молитвам, вы действительно жили в любви и согласии. Моя дочь нашла своего любящего и любимого мужчину. Материнская молитва самая сильная, мама – это ангел, посланный свыше оберегать и заботиться о своем ребенке, даже на расстоянии. И я молилась. Это единственное, что мне оставалось. Не было дня, чтоб я не думала о вас. Моя дочь периодически присылала весточку, и я знала, что у вас все хорошо, и это согревало мое измученное сердце. Когда вернулся Георгий, ему передали, что моя дочь с ребенком отправились в лес за травами и так и не вернулись. Да я еще притворилась горем убитой, сообщив всем, что их уже нет в живых. Все знали о моём даре предвидения и сразу поверили, что вас растерзали дикие звери, а может, и плохой человек встретился на пути. На Георгия было страшно смотреть: так сильна была его печаль. Он действительно любил твою мать, и мне даже стало его жалко.

 Он полностью ушел в работу. И вскоре выстроились большие дома. Вокруг него все больше стало поселяться людей. Многие из деревни переехали жить в город, так как она стала приходить в упадок. Многие просились к Георгию, но он почти всем отказывал, тщательно подбирая каждого для своего братства. Он мог любого человека подчинить себе. Этим великим даром обладают лишь избранные, с волевым и сильным характером. Если бы моя дочь его полюбила и приняла как мужа, я все равно была бы против. По предсказанию судьбы, в нем была ее погибель, и я очень боялась этого.

 Он стал проповедовать, но не слово божье, а свою веру в космическую энергию и желание жить своими законами. А в деревне началось запустение, стал гибнуть скот, а иногда и люди. Постепенно она опустела, и меня уже прямо обвиняли во всех злодеяниях. Отчасти они были правы. Я перестала помогать всем, кто в этом нуждался, и обозлилась на весь свет, забыв Бога и его заветы, и начала творить зло. Ох, как я наслаждалась, когда делала плохие дела! Меня боялись все, а я мстила тем, кто меня не понял, я мстила сама себе. Вскоре мне стали открыто угрожать и даже хотели сжечь вместе с домом.

< Назад | Вперёд >