Опасное наследство (стр. 47)

 Я научилась жить сама, да мне больше никто и не нужен был. Мое маленькое хозяйство вполне могло меня прокормить. А гребень давал мне силы. И выносливость. Когда ты испытаешь его силу, ты сама все поймешь. В деревне остались одни старики, никому не нужные, им некуда было уезжать. Власти говорили, что деревня нереспектабельная и вкладывать в нее средства неэкономично. Да и как прожить в деревне, где скот издыхал, а урожай не давал плодов? Церковь закрылась: батюшка заболел и вскоре покинул этот мир. Я выкрала иконы, и не потому, что была искренне верующей. Просто я хотела, чтобы они никому не достались. Тогда мной овладевало только зло. Это очень опасно. Если ты сойдешь с пути добра, зло так завладеет твоей душой, что ты уже не сможешь жить спокойно. Оно, как магнит, притягивает к себе разрушение и плохие поступки. В этом тоже сила, данная нам предками... В тот момент зло уже полностью мной овладело, и только сейчас, перед смертью, я смотрю на иконы и понимаю всю их силу, которая дает людям веру и надежду в минуту, когда, кажется, больше нет надежды, и остается одна боль. Я взываю к отцу небесному и прошу прощения и благословения, которое не заслужила. Только теперь я поняла всю силу зла. А до этого я всеми силами пыталась навредить Георгию. Что я только ни делала, какие только обряды я ни проводила, но перед ним я была бессильна. Он был посвященным в тайны вселенной, и даже я не могла ему противостоять. Правда, иногда мне это удавалось. У нас шла негласная борьба: кто кого одолеет. И чувствуя опасность, единственное, что я смогла сделать, это отгородить свою территорию. Это был сильный обряд, забравший у меня жизненные силы, и, если бы не гребень, я бы этого не перенесла.

 А в это время у Георгия дела шли в гору: скот жирел, урожай приносил хорошие плоды, пчелы – мед. Власти, видимо хорошо подкормленные, старались ни во что не вмешиваться, да и статьи такой не было. Ведь внешне всё выглядело благополучно: люди жили очень хорошо, в достатке, не причиняли никаких неудобств. Он создал свой мир, мир безоговорочного преклонения и подчинения. Здесь он был полновластным хозяином, но от него исходило зло. Я чувствовала это, и я знала, что мне осталось недолго, дни мои сочтены. Как я уже сказала, при помощи заклинаний я огородила свою территорию, никто из его секты не мог переступить черту без моего на то согласия. И когда он решил прийти ко мне, чтобы в очередной раз поиздеваться, то ноги его не слушались: он стоял и не мог сдвинуться с места. И тогда он понял, что я так же сильна, и причинить мне зло не в его силах. Он вел черные мессы, раз в год приносил младенца в жертву: дьявол всегда требует плату за хорошую жизнь.

< Назад | Вперёд >