Опасное наследство (стр. 57)

Я задавала вопросы, будто желая разоблачить его в плохих поступках.
 – Как и во всех деревнях, откуда молодежь уезжает за лучшей жизнью, в ней началось запустение. Властям, естественно, деревня показалась нереспектабельной. Следить за урожаем и заниматься хозяйством стало некому, старики еле сводили концы с концами. Твоя бабушка перестала лечить, так как увидела не благодарность, а озлобленность, и все сразу забыли о ее добре, решив, что все болезни и остальные неприятности пошли от нее, да и от меня тоже. Многие возненавидели нас, завидуя нашему процветанию, за то, что мы не приняли их к себе. Но, как я говорил, здесь тщательный отбор умных и целеустремленных людей, с добрыми помыслами и с надеждой сохранить наш маленький мир таким, каков он сейчас. Принимая людей безграмотных и обозленных, мы сами разрушим все, к чему так стремились. Пожилые люди, которых ты у нас видела в общине, вполне счастливы. Я знаю, что в деревне есть несколько стариков, но они ненавидят меня и все, что я делаю. Я предлагал им помощь, но, кроме проклятий, ничего не услышал. Нельзя насильно сделать счастливым и помочь человеку – он должен сам этого хотеть.
 Я слушала учителя и понимала: он, как всегда, во всем прав, не зря его так зовут. Казалось, он знал ответ на любой вопрос. Вокруг него было так много людей, которые боготворили каждое его слово, но все равно он был очень одинок и раним.
 – Разреши я принесу продукты в деревню, мне жаль стариков, даже если они и по другую сторону.
 – Сделай милость, я буду только рад, мне искренне жаль их, но и навязывать свою заботу я не могу. Я не в силах терпеть очередной отказ, ведь это унижение. Да и они в таком возрасте, что обидеть их никак нельзя.
Чем больше я узнавала Георгия, тем больше поражалась его уму душевной доброте.

 Наутро я проснулась, никто не постучался ко мне, и я почувствовала себя одинокой. Георгия нигде не было, его джипа тоже. Мне сказали, что он уехал по делам, и, когда вернется, никто не знает. Девушка принесла мне корзинку с продуктами и ушла. Взяв корзинку, я пошла в деревню. Никто за мной больше не следил, отчего в моей душе, вместо радости, присутствовала печаль. Вроде должна радоваться, но почему тогда так тоскливо? Бабуля встретила меня с радостью, вскоре к ней присоединились еще двое старичков. Они были рады вкусным продуктам. В основном здесь были мед, конфеты, шоколад и печенье. Я еще раз удивилась предусмотрительности Георгия. Ведь именно вкус этих продуктов и забыли старики, а, насколько я знаю от своей соседки по площадке, людей преклонного возраста почему-то тянет на сладкое. Я больше не стала ни о чем расспрашивать, а просто радовалась вместе с ними. Они, как дети, смаковали каждую конфетку, заботливо ухаживая друг за другом. И эта забота была так трогательна, ведь я понимала, с каким трудом им давались лишние движения.

< Назад | Вперёд >