Опасное наследство (стр. 61)

– Вы знаете, мне здесь так понравилось, я хочу остаться, здесь все по мне, да и девушки уж очень хороши, – вывел свой вердикт мой бывший возлюбленный. – Притом мне позволили самому сделать выбор.
 Мы не стали его отговаривать, он был уже довольно взрослый мальчик и вправе был сам принимать решения. Теперь мне предстоял трудный разговор с Георгием, мне не хотелось его обидеть и причинить боль, но выбора не было. Я сходила на могилки бабушки с дедушкой, украсила их полевыми цветами, попросила благословения и поблагодарила бабушку за ее мудрость и хороший совет. Живность, которую я заблаговременно отпустила на вольные хлеба, высыпав весь корм, наполовину разбежалась.

 Надо было собираться в путь. Около дома меня уже ждал Георгий. Он сразу все понял, и улыбка, с которой он меня встретил, застыла маской на его лице. Он понимал все с полуслова. Я подошла, обняла его. Как приятно было его прикосновение! Вот так бы всю жизнь рядом.
 – Прости меня и отпусти. В моей душе все перевернулось, мне хорошо с тобой рядом, но там, в другом мире, есть моя мама, и я должна ее успокоить и рассказать все, как есть. Она любит меня и поймет. Там, в том с детства привычном для меня мире, осталась моя жизнь, и мне надо побыть одной, вдали от тебя, чтобы разобраться в своих чувствах. Маша с Романом уезжают со мной, а Алексей, если ты не против принять его в свою общину, останется здесь. Не хочу скрывать, я полюбила тебя. Твое прикосновение, твоё дыхание рядом со мной наполняют меня радостью и желанием. Я хочу быть с тобой. Моя бабушка направила меня к тебе, навстречу своей судьбе, она все знала. Теперь ты можешь навестить ее могилку, запрет снят. Когда-нибудь я дам прочесть ее дневник, ты многое поймешь и больше не станешь думать о ней плохо. А сейчас мне надо ехать, друзья уже ждут меня, – я повернулась и пошла не оглядываясь.

 Сердце разрывалось от боли расставания. Я знала, что то же самое твориться и в душе моего любимого. И хотя он старше меня лет на двадцать, это не имело никакого значения: он был молод и душой и телом. И как личность он необыкновенный, с ним было непросто, но интересно.
 Дорога назад была грустной, мои друзья старались не доставать меня расспросами, видя, как по моим щекам текут слезы. И чем больше я удалялась от любимого, тем больней было от боли. Сердце кричало «вернись, ведь вы нужны друг другу!», а разум останавливал, заставляя трезво смотреть на происходящее.

< Назад | Вперёд >