Опасное наследство (стр. 68)

 Земля находилась в частном владении, к ней мы присоединили и бабушкину собственность. Мы жили как одна дружная семья, и чужих нам брать не хотелось. Да, много людей превратили бы весь наш труд в хаос. Поэтому к нам присоединилось только несколько избранных. Это были умные, здраво рассуждающие люди, с хорошими связями и неплохими сбережениями, готовые внести на процветание общины довольно внушительные суммы, которые распределялись на каждого одинаково. В городе у нас было несколько магазинов, куда мы доставляли продукты. Но все равно надо было оплачивать налоги, одеваться, платить чиновникам, которые не могли спокойно спать, думая, как бы разогнать нашу секту. Георгий поделил землю на участки и оформил на прихожан, с условием запрета передачи и продажи другим лицам.

 Каждый член нашей общины тщательно охранял территорию и посторонних не пускал. Мы жили в своем прекрасном мире. Благодаря продуманным законам, у нас, как и прежде, царили мир и гармония. Ночь плодородия была всего раз в месяц. Даже здесь все было продумано, иначе мы бы не знали, куда деться от детей, поэтому рождаемость у нас была невысокой. Жили мы больше сердцем. Но зато в эту незабываемую ночь каждый присутствующий испытывал такое наслаждение! Это была страсть, созданная самой природой, страсть между мужчиной и женщиной. Находясь рядом друг с другом и полюбив душу всем сердцем, испытываешь истинное наслаждение, прикоснувшись к телу любимой души. Это был праздник любви, который все с нетерпением ждали, а в промежутках жили в постоянном возбуждении приятного флирта, накапливая энергию солнца, воздуха и воды, энергию Вселенной.

 ***

  Но однажды ночью я проснулась. На душе была тревога: что-то должно было произойти. Я опять почувствовала зло, оно было совсем рядом. Быстро одевшись, я пошла к Георгию, но его комната была пуста. С бьющимся в тревоге сердцем я вышла на улицу. К храму шли несколько человек в черных одеяниях, но зло исходило не от них – оно было в храме. Я дождалась, когда все прошли. Их было пятеро. Шли они тихо, будто боясь привлечь чье-либо внимание.

 Как всегда, все собрались в подвале. Я затаилась, как и раньше, около небольшого окошка и стала наблюдать. Посредине комнаты была постелена круглая черная ткань, вокруг которой горели свечи. Я сразу поняла, что это будет необычный ритуал. Мне было страшно, я все сильней ощущала зло. На черную ткань поставили большое железное блюдо. Тут вошел Георгий, даже в балахоне его нельзя было ни с кем перепутать. В руках у него был небольшой сверток, обмотанный черной тканью, он положил его на блюдо, и все по очереди стали кропить черный сверток водой крест-накрест. И тут послышался душераздирающий крик новорожденного.

< Назад | Вперёд >