Опасное наследство (стр. 69)

 Я в ужасе отпряла от окошка и побежала к машине, зная, что она не закрыта и ключи лежат в потаенном месте. Сорвавшись с места, я поехала, не разбирая дороги: слезы не давали спокойно ехать. Меня преследовала одна мысль: скорей уехать подальше и забыть обо всем этом, как о страшном сне. Значит, бабушка была права. Он душегуб, убийца маленьких детей, а я поверила ему и открыла свое сердце, разделив с ним свое будущее. Как я была слепа! А он обманывал меня, это исчадие ада. Вот, наверное, о каком выборе писала моя бабушка. Это была боль, которая сдавила сердце и не давала спокойно дышать. Еще совсем недавно счастье переполняло меня, мы строили планы на будущее, мы были одним целым, я вспоминала, как мы, словно дети, радовались, бегая по пляжу, танцуя в ночных кафе. Я вспоминала наши жаркие объятия, наши страстные ночи, его нежность и заботу, и все это в один миг рухнуло, оставляя боль потери несбыточной мечты. Сзади была пропасть, а впереди разочарование, одиночество и предательство.

 Мне казалось, я еду вечность, как сумасшедшая, не разбирая дороги, будто меня какая-то неведомая сила гнала вперед. Мне было все равно, куда я еду, зачем, лишь бы подальше от этого страшного места. Я не замечала, что уже давно еду по бездорожью, и совсем не понимала, где нахожусь. И тут передо мной все закружилось. Я поняла, что лечу в бездну, с благодарностью осознавая, что это лучший выход и сам Господь мне помогает.

 ***

 Очнулась я в какой-то избушке, понимая, что мучения мои не закончены. Голова разрывалась от боли, все тело ныло, а надо мной склонился старичок с длинной бородой и добрыми глазами.
– Как ты себя чувствуешь? – как будто издалека услышала я голос, и опять провалилась во мрак.

 Проснулась я от светящего солнышка, лучи которого пробивались сквозь небольшое оконце, слепя и согревая своим теплом. Избушка была маленькая, похожая на жилище отшельника. Сколоченный столик и стул наводили на мысль, что здесь живет один человек. Я лежала на небольшой кровати, покрытой шкурой неизвестного мне животного. Недалеко находился небольшой топчан, тоже покрытый шкурой. Я вспомнила старичка и поняла, что заняла его кровать. Я была одна. На столике – нехитрая еда в виде грибного супчика и вода. Видимо, он заботился обо мне, пока я была без сознания. Голова моя была перебинтована какой-то тряпкой, от которой исходил не очень приятный запах, но я знала, что это целебная мазь. Меня уже не удивляло знание трав и их целебных свойств, эти знания приходили сами собой.

 С трудом, так как голова еще кружилась, я вышла из избушки. Она находилась в лесу, вокруг не видно было тропинок. Поражала какая-то девственная красота. Птицы пели так завораживающее, мне казалось, что я в раю. Как здесь было легко и спокойно!

< Назад | Вперёд >