Опасное наследство (стр. 74)

Ты не смогла меня полюбить и стать со мной одним целым. Помнишь, я говорил, что хочу, чтобы ты доверяла мне во всем, что больше всего я боюсь получить нож в спину. Ты будто изрезала этим ножом мое сердце на части, а ведь я ради тебя жизнь готов отдать. И не душегуб я, как ты думаешь. Когда вернемся, ты все поймешь. Бывают ситуации, не зависящие от нас. И это была та ситуация. А сейчас выпей этот настой и поспи: твои родители не должны видеть тебя в таком состоянии. Я покорно выпила настой, чувствуя, как мое тело расслабляется под звук колес, думая о том, как он смог вот так еще меня и обвинить, чтобы я почувствовала себя без вины виноватой.

 Проснулась я оттого, что он бережно берет меня на руки и несет в дом. На улице была глубокая ночь. Я вырвалась из его рук и помчалась в дом сама. Мне не хотелось, чтобы родители видели меня в таком плачевном состоянии, поэтому я с огромным удовольствием приняла горячую ванну, наслаждаясь чистой водой и душистым мылом, и вновь почувствовала себя свежей и опрятной. Переодевшись, я услышала нетерпеливый стук. Не дожидаясь ответа, в комнату ворвались мои родители. Они не могли наглядеться на меня, внимательно изучая, все ли со мной хорошо, не обидел ли за это время кто-либо их любимую девочку. Мне было стыдно перед ними за мой эгоизм. Ведь в трудную минуту я думала в первую очередь о себе, страдая от горя и не зная, сколько слез и переживаний принесла самым дорогим и любимым. Но родители всегда прощают своих детей, быстро забывая плохое. Главное, ребенок рядом, жив и здоров.

 «Какая я все-таки счастливая!» – думала я, глядя в их такие родные и заботливые глаза. Они ни о чем меня не расспрашивали, а уложили, как когда-то маленькую, в постель. Я рядом, жива-здорова, и теперь они счастливы. Я была им благодарна, чувствуя, что наваливается усталость и для разговоров я совсем еще не готова. Когда я отдохну, тогда мы о многом поговорим.

 Проснулась я только вечером. Меня никто не беспокоил, а у меня было чувство, будто я в чем-то виновата. Мне было стыдно, я не знала, как себя вести, как объяснить родителям свое поведение, не могла же я открыть им всю правду. Мне хотелось просто побыстрей уехать в свою заброшенную квартиру, вернуться к своей работе и начать жизнь с нуля. Но я прекрасно понимала, что это уже невозможно. Я никогда не смогу разлюбить Георгия, но и рядом с ним больше жить не смогу. Мне казалось: я стою у пропасти и не вижу иного выхода. Я была уже готова сделать шаг вперед, в страшащую своей бездной неизвестность. Но Георгий, как всегда, все решил за меня. Раздался стук в дверь, которая тут же открылась. На пороге стоял он. Вид у него был измученный, а глаза грустные.

< Назад | Вперёд >