Опасное наследство (стр. 76)

 Она ушла, а я сжимала конверт, боясь его открыть. Неизвестность страшила меня. Но еще больше я боялась быть отвергнутой. И уже сомневалась. А действительно все было так, как я себе представляла?

 ***

 Я осторожно открыла конверт. Несколько снимков выпали из него, и то, что я увидела, повергло меня в шок. На них был заснят младенец, но только это было истинное зло, которое я не раз ощущала, но не могла понять, откуда оно исходит. У него были красные глаза, на маленьких ручках – когти, как у собаки, но самое страшное – это его рот, из которого торчали острые, будто заточенные зубы. На одной из фотографий была заснята молоденькая девушка. Шея ее была разорвана, а взгляд красивых глаз, выражавший ужас и боль, остановился навсегда, а рядом был все тот же младенец с окровавленным оскалом.

 –Теперь, надеюсь, ты меня услышишь, – начала читать я его письмо. – Я виноват, что смалодушничал и скрыл правду: слишком ужасной она была, и я не хотел травмировать твою психику. Но все скрытое всегда становиться явью.

 Это случилось девять лет назад. Одна девушка из общины родила вот такого ребенка. Мы были в смятении: что с ним делать? Это было так ужасно. Несчастная девушка очень страдала. Забрав у нее ребенка, мы положили его в отдельной комнате. А я сел за компьютер, мне хотелось узнать, были ли где-то еще такие дети. И я нашел два таких случая: один в Индии, а второй в Нигерии. По фотографии, выложенной в интернете, я понял, что они как близнецы. Там было написано, что это самое настоящее исчадие ада. Такие дети – прирожденные убийцы, им нельзя смотреть в глаза: они могут подавить волю. Вместо молока, им нужна кровь. Также было приложено описание, как надо провести ритуал и избавиться от этого зла.

 Я собрал своих самых верных людей и показал полученную информацию. Мы старались скрыть от остальных этого ребенка, ведь могла начаться паника, мог появиться страх рожать детей. Приготовив все для обряда и дождавшись определенного часа, мы пошли за ребенком. Как сильны были наше горе и изумление, когда рядом с ним мы нашли его мать. Бедная женщина! Она хотела приласкать своего ребенка, ведь материнское сердце так устроено, что даже самого страшного урода оно не сможет отвергнуть и не любить. А он разорвал ей шею своими острыми зубами и пил ее кровь. Мы взяли черную тряпку, завернули его, чтобы не смотреть в глаза, и провели обряд, который ты невольно увидела. Мать мы похоронили, сообщив, что роды были тяжелыми и она вместе с ребенком покинула нас навсегда. Хорошо, у нас был свой врач, который являлся моим доверенным лицом и никому не сказал о страшных родах.

< Назад | Вперёд >