Предназначение (стр.112)

И тут я услышала голос, от которого кровь застыла в жилах. Я знала, кому принадлежит этот голос, когда-то я уже его слышала. Я противилась, но сделать ничего не могла, этот голос манил меня, подавляя волю. Холод страха, переходящий в леденящий ужас, сковывал все мое тело. И вот я около флигеля, в котором живут наши охранники, но они почему-то лежат на земле, рядом с собаками, и на мой зов не откликаются, а я продолжаю звать и просить о помощи, но они меня совсем не слышат. Почему они не встают? Почему они молчат? И вот я вхожу в флигель, там темно, я ничего не вижу, но опять слышу этот ужасный голос, я хочу проснуться, но не могу. Рядом со мной стоят Виорика и дед Митика. И тут я понимаю, что не сплю, и все это происходит со мной на самом деле. Мне захотелось кричать, но голос меня не слушался, и я только открываю рот. Мои мучители смотрят на меня и мерзко хихикают.

 – Ну что, где твои охранники? Ты думала: тебя кто-нибудь спасет? А я ведь предупреждала, но нам уже все порядком надоело, и пора покончить с тобой и твоим отродьем. А Влад пусть живет, если только это можно будет назвать жизнью, так как Аделу мы отправим вслед за тобой. Не смотри на нас так испуганно, все очень просто, я могу и на расстоянии подавить волю человека, что и сделала с вашим работником, который теперь не знает, как оправдаться, и не может понять, почему согласился нам помочь. А охранники с собачками к утру оклемаются и даже не поймут, что же с ними произошло.

 «Бедный Антон», – промелькнула в моей голове мысль. А ведь я чувствовала: что-то не так, мы разбили семью и оклеветали ни в чем не повинного человека. И тут я увидела, как в руках у деда блеснул нож, в моей голове промелькнула вся моя жизнь, и я смирилась с неизбежностью. Но вот рядом откуда-то появился Влад (это все произошло так неожиданно), он выхватил злополучный нож и вонзил его в деда по самую рукоять. Виорика кинулась к своему мужу, к своему любимому другу и соратнику по черным делам, она не говорила, а мычала от боли и горя потери, прижимая своего горячо любимого Митику к груди. Глаза у нее были безумными, она как тигрица накинулась на Влада. Это была достойная противница. Влад оторопел, и она, воспользовавшись моментом, ударила его чем-то острым по руке. Кровь хлынула фонтаном. Я схватила тяжелый подсвечник и со всего размаху ударила по голове эту мерзкую старуху. Ее череп, издав противный звук, раскололся. Я подбежала к любимому, стараясь остановить кровь, перетянув ему руку оторванной от своей рубашки оборкой, как жгутом. Неужели мы избавились от них навсегда и нам больше ничего не угрожает? Я совсем не винила нас за то, что мы с ними сделали.

< Назад | Вперёд >