Предназначение (стр.113)

Никогда не думала, что я буду удовлетворена подобным зрелищем – двое ненавистных и, к счастью, мертвых стариков – да простит нас Господь. Теперь мы не будем оглядываться по сторонам и бояться за свою семью. Я включила свет, хотя здесь было довольно светло, так как в окно светила полная луна. Влад был очень бледен, рука на глазах распухала. Я поняла, что это отравление, и эти мерзкие старики, от которых мы наконец-то избавились, все-таки успели совершить свое черное дело и добились своего. На полу валялся маленький, но со всех сторон очень острый и отравленный нож. Горе охватило меня с такой силой, что мне казалось: я этого больше не вынесу. Я схватила этот ножик, в надежде поранить себя и уйти вместе с любимым. Жизнь без него я уже не представляла. Но он посмотрел на меня с таким укором, что нож выпал из моих рук.

 – Прошу тебя, не делай этого, ты должна жить ради наших детей. Я ухожу, ни о чем не жалея, ведь Господь подарил мне такую радость – познать сильную любовь самых лучших женщин на земле, которые подарили мне столько счастья. Я не жалею ни об одном дне прожитой жизни. И сейчас я по-своему счастлив: ты рядом, и любишь меня.

 Ну уж нет, просто так я тебя никому не отдам. Это моя семья, и я буду бороться до конца. Я побежала в гараж, и через несколько минут мне удалось втащить Влада в машину, но это лишило его последних сил. Как я доехала до города и не разбилась, даже сейчас оставалось для меня загадкой. В пояснице начались нестерпимые боли, видимо, от тяжести, которую я испытала, таща своего мужа. Остановившись около больницы, я так закричала, что врачи выбежали в недоумении, но, увидев меня в окровавленной рубашке, быстро поспешили на помощь. И единственное, что я запомнила, протягивая нож для экспертизы, это любимого, которого положили на носилки. А я все пыталась объяснить, что это отравление. Очнулась я от своего крика, я звала Влада, а он почему-то не приходил. Зато рядом я увидела спокойную улыбку Елизаветы.

 –У тебя родился замечательный сыночек – копия Влада. Правда, пришлось сделать кесарево сечение, но ваши жизни вне опасности. Скоро тебе принесут твоего малютку для кормления. Она разговаривала со мной, как с маленьким ребенком, не понимавшим, что вокруг происходит. Но все мои мысли были только о моем муже.

 – Где Влад, что с ним? Жив ли он?

 Это все, о чем я могла думать. Мне говорили, что он жив и все с ним в порядке, но я чувствовала, что мне что-то не договаривают. Мысли мои путались, и я никак не могла добиться правды. И вот вошла детская няня и принесла моего сыночка. Он сразу начал открывать ротик, давая понять, как голоден. И только сейчас я поняла, как налилась моя грудь, и молоко брызнуло фонтаном, обливая личико сыночка.

< Назад | Вперёд >