Предназначение (стр.15)

Приняв ванную, я действительно немного успокоилась. Плюшки, такие вкусные с ароматным чаем, подняли мое испорченное настроение, и, совсем расслабившись, я задремала.

 К ужину я подготовилась со всей тщательностью. Хорошо, что на столике около зеркала было все необходимое, вплоть до духов. Надев приготовленное для меня платье нежно-розового цвета, облегающее мою стройную фигуру и ниспадающее красивыми фалдами до щиколоток, я осталась очень довольна. Платье село на меня идеально, слегка маловатое в груди, оно не портило общий вид, а, наоборот, придавало немного сексуальный шарм. Чисто вымытые и хорошо причесанные золотисто-медные волосы я заколола оригинальным гребнем, который нашла на косметическом столике. Несколько локонов небрежно ниспадали мне на плечи. Надев сабо, которое было мне капельку великовато, я стала выше, что подчеркнуло и без того мою тонкую талию. Оглядев себя в зеркале, я осталась довольна. Моя мама наградила меня такой природной красотой, что косметика совсем была без надобности. Духи пахли изумительно, и это был последний штрих в моих приготовлениях. Тут я услышала стук в дверь: на пороге стояла Виорика. Увидев меня, она обомлела.

 – Я сразу поняла, что ты красавица, но не ожидала, что настолько. Жаль, что мой хозяин так безразличен к женской красоте, – говорила она, провожая меня в столовую.

 Посредине помещения стоял огромный с резными деревянными мощными ножками стол, накрытый белой выбитой скатертью. В камине потрескивали дрова, а в больших канделябрах горели свечи. Стол был накрыт на три персоны. Старинная фарфоровая посуда украшала сервировку стола. В бокалах было налито красное вино. Мой невольный спаситель уже находился в столовой. При виде меня он представился.

 – Влад Диаманди, а это, как вы уже знаете, наша уважаемая Виорика. Для меня она не прислуга, а всеми любимая хозяйка этого дома. Очень прошу, пока вы по воле случая оказались здесь, относиться к ней и ее мужу Митике, с которым вскоре вы познакомитесь, с большим уважением и пониманием.

 Виорика принесла тушеную картошку и запеченного гуся, с таким ароматом, что я, забыв про все на свете, скорей накинулась на эти прекрасно приготовленные блюда, понимая, как сильно проголодалась. Но тут вошла маленькая девочка, лет шести. Темные волосы, не совсем хорошо причесанные, были собраны в хвост. Серое платье мешковато висело на ее худенькой фигурке.

 – Это моя дочь Адела, она еще маленькая и не понимает, что опаздывать – очень дурной тон, – говорил он пренебрежительно.

< Назад | Вперёд >