Предназначение (стр.23)

 –Ты, как и моя мама, уйдешь от меня, и я опять останусь совсем одна.

 И, горько, по-детски заплакав, убежала. «Какая я глупая, – винила я себя. – Совсем не подумала, говоря деду Митике при ребенке, что мне надо уехать». Я понимала, насколько она одинока. Почувствовав, с каким теплом я к ней отнеслась, она, конечно, боялась опять остаться одна. Ей, как любому ребенку, хотелось иметь маму. И, естественно, она потянулась ко мне. Сердце мое разрывалось на части. Я, как никто другой, понимала, что творится в этой маленькой душе. И как ей хочется чувствовать, что о ней заботятся и любят. Как любому ребенку, быть защищенной. А ребенку эти чувства может дать только любовь. И в то же время я, как и она, очень тянулась к своим родным старикам. На душе была сильная тревога, живы ли они, здоровы? Даже в моем возрасте мне тоже хотелось чувствовать себя кому-то нужной, как и этой маленькой девочке. И я дала ей обещание, на которое не имела права.

 Я побежала за ней и, догнав, обняла, прижимая к себе, сказала:

 – Адела, дорогая, не надо плакать, я никогда тебя не оставлю, пока ты не почувствуешь, что твой папа тебя любит и ты ему нужна. Просто у него трудный период в жизни. Но вот увидишь: со временем все наладится. Ты ему очень дорога, просто он сам еще не знает насколько. А пока ты не будешь одинока, я буду рядом. Просто в этой деревне находятся единственные на всей земле мои близкие люди, мне их очень не хватает, они совсем старенькие и одинокие, и о них обязательно надо позаботиться. И я даже не знаю, живы ли они. И если я и уеду, то ненадолго. Только для того, чтобы их найти. А потом я обязательно вернусь к тебе. Мы снова будем вместе, если только позволит твой папа, я очень люблю тебя, и ты самая послушная и умная девочка из всех детей, которых я знаю.

 Я разговаривала с ней, как с взрослым человеком. Пройдя такую школу, как детский дом, я понимала, насколько рано взрослеют такие одинокие и никому не нужные дети. Она выслушала меня очень серьезно. Взгляд ее выражал понимание и полное доверие. У детей глаза как зеркало души. И я никогда бы не смогла обмануть это хрупкое, маленькое создание. В моей душе проснулись чувства, до сегодняшнего дня мной не изведанные. Я поняла, что буду бороться за этого ребенка, пока бьется мое сердце. В уме у меня уже созрел план: если ее отцу она не нужна, то, может, он мне позволит ее удочерить? А он пусть живет в своем, только понятном ему мире. А Аделу я увезу к себе домой в Бухарест и буду заботиться о ней, и никогда никому не позволю обидеть ни словом, ни взглядом, и отдам ей всю любовь, на которую способно мое такое же, как и у нее, одинокое сердце.

< Назад | Вперёд >