Предназначение (стр.31)

И вот, подойдя к калитке, мы увидели странных женщин. Одеты они были во все черное, стояли с зажженными свечами и что-то тихо шептали. Нам стало очень страшно, но вернуться мы не могли, зная, что за нами наблюдают ребята. Мы вошли в открытую нараспашку калитку и пошли по длинной дорожке, вдоль которой вереницей стояли все такие же странные женщины. В доме, на табуретках, накрытых небольшим ковром, лежал мужчина. Он был бледен, как восковая кукла, в скрещенных на груди руках была зажженная свеча. Вокруг, как и во дворе, стояли женщины в черном, с зажженными свечами, и громко читали молитвы, а рядом на коленях плакала бабка, убитая горем. Это было страшное и до боли жуткое зрелище. Мы сразу поняли, что она хоронит последнего сына. Нам стало очень стыдно за свое поведение. И в душе проснулась такая жалость к этой старушке, что на глазах навернулись слезы. А она посмотрела на нас с болью в душе, как будто читая наши мысли и осуждая. И мы, как трусливые щенки, испугавшись, решили быстрей уйти. В приюте нас встретили как героев, всячески оказывая уважение. Но мы понимали всю подлость нашего поступка, и нам было стыдно с подружкой смотреть друг другу в глаза. После этого случая у меня появился страх перед умершими, сопровождавшийся стыдом и какой-то непонятной болью, страх перед неизведанным для восприятия человека чувством.

 И вот я в склепе, вокруг меня смерть, такая таинственная и страшная. Массивные гробы – их было шесть – возвышались на больших постаментах, очень красивых в величии смерти. Вокруг горели свечи, в вазах стояли свежие цветы, наверное, из здешнего сада. Над каждым гробом висели портреты тех, кто здесь покоился, что придавало еще более зловещий вид этому месту. Все мужчины были разного возраста и в чем-то похожи друг на друга. Все статные, со своеобразной притягательной красотой. У всех чувствовались природное благородство и сила духа. А женщины были очень молоды, и каждая по-своему прекрасна. Это было очень странно – ни одна из них не прожила больше двадцати пяти лет. Мне бы быстрей убежать отсюда, но ноги не слушались. Вся эта необычная обстановка пугала и манила. Любопытство брало верх над страхом, я уже собралась уходить, как увидела еще одну дверь. Открыв ее, я оказалась в необычной комнате. Высокий потолок был разрисован картинами из ангелов и цветов. Стены из белого мрамора отделаны золотом. Посредине на постаменте стоял гроб, на его крышке лежали белые лилии, а рядом на всю стену портрет усопшей. Это был портрет матери Аделы. Он был так искусно нарисован, что создавалось впечатление, что она зорко за мной наблюдает. Вокруг горело множество свечей, и совместно с цветами в вазах создавался такой дурманящий аромат, что мне то ли от жуткого страха, который сковал все мое тело, то ли от этого тяжелого запаха стало дурно.

< Назад | Вперёд >