Предназначение (стр.32)

Я решила быстрей уйти, покинуть это скорбное и страшное место. Но дверь захлопнулась и почему-то совсем не хотела открываться. Такого ужаса я не испытывала никогда в жизни. Только при мысли остаться здесь на ночь мной овладел такой панический страх, что я вообще перестала что-либо соображать. Я дергала дверь, кричала во весь голос, сломала ногти до крови. Мне казалось, что Камелия сошла с портрета и стоит за моей спиной, я боялась повернуться, от страха у меня помутился рассудок, и я, думая, что умираю, провалилась в черную бездну.

 Очнулась я в своей комнате. Неужели это был просто сон? Но почему мне так плохо? Тело мое нестерпимо болело, у меня был сильный жар. Я увидела Влада, который положил мне на лоб холодный компресс. Что со мной? Я никак не могла понять. Голова горела огнем, мысли путались и не давали сосредоточиться. Перед глазами все было как в тумане, и, не понимая, что со мной происходит, я опять провалилась в беспамятство. Сколько я находилась в таком состоянии, не знаю. Очнулась я от объятий маленьких ручек. Открыв глаза, я увидела Аделу, она спала, прижавшись ко мне своим хрупким тельцем, будто пытаясь уберечь от всех невзгод и болезней, выпавших на мою долю. Я смотрела на нее с ощущением чувства радости, от такой трогательной заботы и любви этого маленького создания. И вот, открыв глаза и увидев мою улыбку, она так искренне обрадовалась, как умеют радоваться только дети, и прижалась ко мне еще сильней, будто испугавшись, что меня сейчас не станет.

 –Я так боялась, что ты уйдешь к моей маме, оставишь меня, и никогда уже не будешь рядом. Пожалуйста, не оставляй меня больше, мне плохо и страшно одной без тебя, – говорила она так жалобно, что я окончательно поняла, что, если я в ближайшее время уеду, для нее это станет непоправимой травмой. Я была как в капкане, который сама для себя расставила.

 – Не переживай, моя дорогая, видишь со мной все хорошо, просто немного приболела. Я так же рядом с тобой и очень люблю тебя. И рада, что ты обо мне так заботишься.

 – Не только я – папа тоже очень переживал. Мы вместе с ним ухаживали и меняли тебе холодные компрессы. Виорика говорила, что это надо делать, чтоб у тебя спал жар. Она сказала, что ты вся горишь. Все эти дни папа был рядом со мной.

 Я слушала ее и не верила, что это все происходит на самом деле. Неужели Влад так изменился и наконец-то полюбил свою дочь? Слова Аделы были прекрасным бальзамом для моего быстрейшего выздоровления. Мы молча лежали, прижавшись к друг другу, как два самых близких человека. Каждая думала о своем сокровенном. Наш покой нарушила Виорика, как всегда суетливо носясь вокруг со своим чудодейственным отваром и с самыми вкусными плюшками на земле.

< Назад | Вперёд >