Предназначение (стр.37)

А зря, из-за этого я потерял Камелию. Если бы я послушал своего отца и серьезно подумал о его предостережениях, я бы не женился и Камелия была бы жива. Ее смерть на моей совести. Мы познакомились с ней, когда я учился в художественной академии. На одной из вечеринок я увидел ее. Она была прекрасна и очень скромна. Я, как художник, сразу распознал эту необычайную красоту в этой очень простой на вид и бедно одетой девушке. Как оказалось, она была сиротой и воспитывалась в интернате. Родители ее рано ушли из жизни, и я сразу почувствовал, что должен оберегать эту девушку и заботиться о ней. Камелия казалась такой незащищенной, и я стал ее защитой и опорой. Рядом с ней я чувствовал себя настоящим мужчиной, сильным и уверенным. Мы начали встречаться. Она училась на художника-модельера, что, правда, ей давалось нелегко. Да и она сама это понимала. Но зато ей выделили кровать в общежитии. Жилось ей очень трудно, и я, как мог, помогал ей. Снял квартиру, покупал красивые наряды, и она расцвела и стала такой красавицей, что вокруг нее стали виться ребята, предлагая свои ухаживания. Но она все равно оставалась честной и порядочной девушкой. Вскоре, закончив вуз, я предложил ей руку и сердце. Мы уже не представляли жизнь друг без друга. Отец предупреждал меня о проклятии, но я не слушал. Ведь мой старший брат был женат, и его жене уже было двадцать шесть лет. И на нее проклятье не распространилось.

 После свадьбы мы переехали сюда. Но где-то подсознательно я боялся за ее жизнь и оберегал каждый ее шаг. И вот настал роковой день, последний день проклятия: ей двадцать пять лет. Я счастлив, что все позади и никакие родовые проклятья больше не помешают нашему счастью. Но слишком рано я расслабился. Утром, когда она еще спала, я уехал в деревню, туда из города должен был приехать ювелир, которому я заказал для Камелии красивое колье. Ничто не предвещало несчастья. В хорошем настроении, представляя, как я буду поздравлять свою любимую, я приехал домой и сразу понял: что-то случилось. Моей жены нигде не было. Виорика сказала, что она поехала кататься верхом. После родов она была очень слаба, и, пока силы еще не совсем вернулись к ней, я запрещал ей садиться в седло. Но она меня не послушалась. Я оседлал коня и поехал ее искать. Навстречу мне неслась ее кобыла, она была вся в пене и мчалась так, будто в нее вселился дьявол. Мои предчувствия меня не обманули: Камелии в седле не было. Несколько тревожных часов я ее искал в лесу. И наконец-то нашел. Она лежала на земле с неестественно вывернутой головой, у нее была сломана шея. Я понял, что проклятие действительно существует. Если б я не уехал, она не поехала бы верхом и сейчас бы была жива.

< Назад | Вперёд >