Предназначение (стр.59)

 Адела лежала у Влада на руках, плакала от боли, и вскоре начала терять сознание. Хорошо, что я не забыла взять паука, и врачи сразу поняли, от чего ее надо лечить. Нам сказали, что мы вовремя привезли ребенка, но все же надежда, что ее организм справится, очень мала. Девочка слишком маленькая и слабенькая, и сейчас она на грани жизни и смерти. Мы не отходили от нее ни на минуту. Страх потерять нашу девочку навсегда был просто невыносим. Она лежала такая маленькая, худенькая и беспомощная. Мы боялись с Владом смотреть друг другу в глаза, в которых отражались только боль и отчаяние. Я плакала, склонившись над моей любимой девочкой, и неистово молилась. Я просила Божью матерь пощадить и спасти малышку, чувствуя, как она стала для меня дорога.

 Несколько дней врачи боролись за ее жизнь. Описать страх и боль, которые мы пережили, просто невозможно и невыносимо. И вот, видимо, наши молитвы были услышаны, и Адела открыла глазки, пытаясь нам улыбнуться. Врач сказал, что переломный момент миновал и теперь она быстро пойдет на поправку. Мы молча плакали от радости, осознав, как дорог нам этот ребенок. Потихоньку у малышки стали прибавляться силы, и нам разрешили забрать ее домой.

 Когда мы с Владом остались одни, уложив Аделу в кровать, я рассказала ему про Камелию, о том, как в первый раз увидела ее в лесу. Но потом подумала, что это плод моего воображения. Как объяснить происшедшее со мной, я не знала и думала, что это мой ангел-хранитель. Но увидев ее около двери, я сразу поняла, что передо мной – мама Аделы. Не знаю почему, но я была уверена, что это она спасла свою дочь и для этого, по всей видимости, помогла и мне найти дорогу к вашему дому. Я слышала много подобных случаев: когда родители спасали своих детей, находясь в мире ином. И еще меня очень смущал паук. Насколько я знаю, если не ошибаюсь, такие здесь не водятся. Вот самая главная загадка природы: как он вообще смог забраться в детскую комнату?

 Влад был очень удивлен, услышав о Камелии. Он никак не хотел верить и понимать, что такое может быть, и не верить тоже не мог. А о пауке мы вообще не знали, что и думать. Какая-то аномалия… Теперь мы каждый вечер стали тщательно проверять комнату Аделы. Чем больше я размышляла о Камелии, тем больше понимала, что зла она нам желать не могла. И я попросила Влада сходить со мной в склеп, поблагодарить его бывшую жену и избавиться от страха. Как говорят, лечить страх надо тем, что так сильно испугало. И, нарвав цветов, с замиранием сердца я отправилась в склеп. Рядом с Владом мне было не так страшно. Гробы мне уже не казались такими зловещими. Здесь так же горели свечи и стояли цветы, но уже не в таком обилии, как раньше. Я видела, с какой нежностью он посмотрел на портрет своей Камелии, и мне стало не по себе.

< Назад | Вперёд >