Предназначение (стр.61)

И, посмотрев на меня извиняющимся взглядом, мой любимый с обреченным видом пошел танцевать. Это было танго, и девица прильнула к нему всем своим красивым и зовущим телом. Она что-то шептала ему на ушко, а он с улыбкой отвечал. Мне было очень неприятно смотреть, как эта девица так нагло и откровенно пытается соблазнить Влада. Она была так хороша, что я почувствовала укол ревности. В этот момент во мне проснулась такая злость и ненависть к ней, что я сама удивилась этому неприятному для меня новому чувству, во мне была самая настоящая буря страстей. Никогда танец не казался мне таким долгим. Когда он вернулся, проводив красавицу до столика, мне хотелось вылить шампанское в его довольную физиономию. Но он нежно меня обнял и просто сказал:

 – Ты намного лучше.

 – Поэтому ты так ласково с ней ворковал и мило улыбался?

 – Я просто пытался быть учтивым. Любимая, сдается, ты меня ревнуешь, и мне это очень приятно. Но чтобы у тебя не упало настроение и ты не запустила в меня этот бокал, который ты так воинственно держишь в руке, хочу признаться: от нее не так приятно пахнет, у нее не такие красивые волосы, как у тебя. И она плохо воспитана и очень вульгарна, так что с тобой не идет ни в какие сравнения. И самое главное – я люблю тебя и мечтаю только о тебе.

 Естественно, после такого признания я сразу сменила гнев на милость. Но наглая девица была или слишком глупа, или так уверена в своей неотразимости, что снова пошла приглашать Влада на танец. Но он ее опередил и демонстративно пригласил меня, галантно поцеловав мне руку. Девица фыркнула и прошла мимо, одарив меня презрительным взглядом, а ему призывно улыбаясь. Но меня это уже не волновало, ведь я была в объятиях любимого мужчины.

 Придя в гостиницу, я убедилась, что малышка сладко спит, и, не выдержав разлуки, отправилась в номер к любимому. Не успела я подойти к двери, как она распахнулась, и он подхватил меня на руки, шепча, что собрался идти за мной и сгорает от страсти и любви. Его жаркие губы сводили с ума. Тело горело от ласк, и, когда он заполнил меня целиком, от наслаждения я совсем перестала что-либо соображать, кроме всепоглощающего желания любить и быть любимой. Всю ночь мы, счастливые, не могли оторваться друг от друга. Даже простое объятие приносило мне чувство успокоения и радости. И под утро, положив голову ему на плечо и прижавшись к любимому и желанному телу, я сладко уснула.

 Проснулась я одна, Влада рядом не было, а на подушке лежали прекрасные розы и записка о том, что они с дочерью не стали меня будить и придут к обеду. Времени уже было много, и я, приняв душ, надела очаровательное батистовое платьице. Распустив свои рыжие волосы, спадающие крупными локонами до пояса, осталась очень довольна.

< Назад | Вперёд >