Предназначение (стр.65)

 Но в ответ была тишина, потом я услышала удаляющиеся шаги. Нервы мои были на пределе. Если бы в доме был кто-то чужой, Дружок бы начал лаять. И в то же время свои бы отозвались. Опять неизвестность. Может, кто-то пугает меня? Но кто и зачем, я даже не могла представить. Виорика и дед Митика были очень добрыми и бесхитростными людьми, в последнее время они искренне радовались за нас. И моя уверенность в том, что в доме еще кто-то есть, укрепилась полностью. Завтра с утра пойду к Владу и попрошу со мной обойти каждый закоулок этого дома, надо самой все проверить. С такими мыслями я заснула.

 Утром я сразу пошла к любимому, хотя он почему-то никогда и не приглашал меня в свой флигель. С замиранием сердца я постучалась, но в ответ была тишина, и я решила войти. Здесь ничего не изменилось, кроме большого телевизора. Я проверила каждый уголок, подозревая, что он кого-то от меня прячет. «Может, у него есть какой-нибудь ненормальный родственник и он не хочет, чтобы я о нем знала?» – вертелись в моей голове мысли, порой самые нелепые, но, в том, что в доме, кроме нас, кто-то есть, я уже не сомневалась. Но во флигеле никого не было, кроме Влада, который находился в студии и был увлечен своим очередным шедевром. На стене я увидела наш портрет с Аделой, который я нечаянно подсмотрела в свой первый приход. Влад об этом, конечно, не догадывался. Рядом висел мой портрет во весь рост. На нем я была как живая, и не верилось, что в жизни я так прекрасна. Видимо, он действительно меня сильно любит, раз так преумножил мою красоту. Я была почти голая, мое тело, самые интимные места, прикрывала полупрозрачная вуаль, как будто ветер небрежно накинул ее на меня, развевая распущенные волосы. А вокруг была поляна, усыпанная полевыми цветами. Я стояла как зачарованная. Такой красивой работы со своим изображением я даже представить не могла. Опомнилась я, когда услышала рядом голос любимого:

 – Прости, Алисия, что я нарисовал тебя в таком виде. Твое тело так прекрасно, что я не мог его не изобразить на холсте, но я тебя немного прикрыл, передавая твою целомудренность и красоту.

 –Что ты, я в восхищении. И если я скажу, что ты очень талантливый художник, думаю, ты не удивишься. Я просто в восторге, и мне очень приятно, оттого что тебе нравится мое тело и ты видишь его таким красивым. Но самое неожиданное в том, что ты смог передать мою душу. Создаётся впечатление, что на портрете я живая.

 – Это действительно так, ведь я его писал с такой любовью. Хотел дописать портрет дочери и сделать тебе сюрприз.

< Назад | Вперёд >