Предназначение (стр.70)

Как я не получила разрыв сердца, не знаю. Тело мое парализовало от страха. Я не могла пошевелиться и в первый раз ощутила, как встают дыбом волосы. Соображать я больше не могла, мозги мои парализовало вместе с моими конечностями. Я была в полном ступоре. И думаю, потеряла сознание, так как очнулась только утром. И никак не могла понять, спала ли я или всю ночь так и просидела.

 Я не знала, как дальше жить. Страх и отчаяние поселились в моей душе, мешая логически думать и рассуждать. Я боялась рассказывать Владу о ночном ужасе. Он сразу поймет, что проклятие настигло и меня, это его очень напугает, и дальнейшие его действия могут быть непредсказуемыми. Единственным выходом, который я видела во всей этой ситуации, была церковь. И я с утра во что бы то ни стало решила поехать в храм. Виорике мне тоже говорить ничего не хотелось, зная заранее, как она будет винить меня в том, что я не послушала ее советов и что сама виновата, и если срочно не уеду, то меня ждет неминуемая гибель. И пока не поздно, надо уезжать и забыть этот замок и его обитателей навсегда. Но для меня это было страшней смерти – жить вдали от любимого и Аделы я уже не смогу.

 Влад решил поехать со мной. Он видел и чувствовал: что-то происходило со мной. Но на все расспросы я говорила, что ему просто кажется, у меня все хорошо, только немного болит голова. Мы поехали в городской храм. В деревню из-за всяких слухов нам идти не хотелось, чтобы не дать повода для очередных сплетен и предрассудков. Было воскресенье, и в храме проходила служба. Церковь была очень вместительная, и прихожан было много. Мы с Владом молились каждый о своем. Батюшка был худенький и очень усталый. Он сразу расположил к себе и вызвал мое доверие. После службы, я попросила меня исповедать и рассказала о своих тревогах, о проклятии и ночных кошмарах. Он очень внимательно меня выслушал, не стал переубеждать, что мне это все только кажется, а участливо посоветовал окропить дом святой водой и обязательно купить свечи и обойти всю комнату, читая молитву, которую он мне дал.

 – И да поможет вам Бог, а я буду молиться за вас.

 Перекрестив и благословив меня, он отправился к следующему прихожанину. Мы поехали домой, а я, окрыленная надеждами, думала, как я раньше не догадалась пойти в церковь.

 Влад как всегда был ласковым и заботливым. Он не понимал, что послужило перемене моего настроения. Еще вчера я была такая счастливая и веселая, а сегодня страх и отчаяние переполняли мое сердце. И как бы я ни старалась, улыбка получалась жалкая и неестественная. Он смотрел на меня с таким участием, что мне было очень неловко за то, что я от него скрываю истинные причины моего поведения.

< Назад | Вперёд >