Предназначение (стр.77)

Видя мое недоумение, Виорика с усмешкой и с явным преимуществом передо мной сказала:

 – Ну что, деточка, и зачем надо было совать нос туда, где тебя совсем не должно было быть? И не сиделось тебе спокойно. Я же тебя предупреждала: беги отсюда, но ты не послушалась меня. А ведь тебе я не хотела зла и до последнего надеялась, что ты испугаешься за свою жизнь и убежишь без оглядки, как и все до тебя. А топорик для чего прихватила? Думала, так легко убить человека?

 – Значит, это вы меня пугали, но зачем? Что я вам плохого сделала?

 – Я тебе уже говорила, чтоб ты отсюда побыстрей уезжала. Но сейчас уже поздно, и ты сама понимаешь: живой тебе теперь не выбраться. Будешь хорошей девочкой, ничего не почувствуешь. Ну а если будешь действовать нам на нервы, умрешь в страшных муках. Кричать не советую: ты глубоко под землей. Влад про этот ход не знает, и тебя никто не услышит и не найдет.

 – И почему тогда вы тянете время, а не убиваете меня сейчас? Хотите посмотреть на мои страдания?

 – Понимаешь, сейчас в доме полиция, все тебя ищут. Влад развил бурную деятельность и сходит с ума от страха за твою жизнь. А мы его успокаиваем и помогаем тебя искать. Ты же знаешь, как он нам доверяет. А нам так приятно наблюдать за его страданиями. Твое время еще не пришло. Мы хотим ему сделать сюрприз. И когда дом опустеет, и он впадет в полное отчаяние, вот тогда он найдет тебя рядом со своей Камелией, в свадебном платье, красивую и неприступно холодную. И тогда у него точно помутится рассудок, и он станет ручной как собачка, проводя все свое время в горе и печали, рядом со своими любимыми женщинами в склепе, виня себя и весь свой род. Со временем и Аделу мы положим рядом, и моя месть будет завершена. Мы уже старые и хотим немного покоя.

 – Но почему? Вас же все так любят, вы здесь живете как дома, всем распоряжаетесь, вам хорошо платят. Да вы ему фактически как мать, ведь он вырос у вас на руках. Он мне постоянно говорил, чтобы я не дай бог ненароком вас ничем не обидела. Он считает вас самыми преданными, дорогими и близкими ему людьми.

 – Весь род Диаманди должен понести заслуженную кару. Я с детства нененавижу их лютой ненавистью и не успокоюсь, пока не истреблю их род под корень. Сначала мы покончим с вами, а когда братик его приедет, подумаем и о нем.

 –Но неужели вам не жаль Аделу? Она же еще совсем ребенок.

< Назад | Вперёд >