Предназначение (стр.8)

И ни у кого даже мысли не было чем-то её обидеть или ослушаться. Она была как маленький островок радости, согревающий любовью и пониманием каждого ребенка. И мы этим очень дорожили. Мне пришлось быстро повзрослеть, да, наверное, так же, как и всем находившимся здесь детям. Даже у малышей в этих стенах взгляд был не по-детски взрослый и серьезный. Я все чаще стала задумываться, как я буду жить дальше, куда пойду, где и кем буду работать. Здесь мы жили в своем маленьком мире, отгороженные от всего общества. Детей в таких заведениях, как наше, считали людьми второго сорта и не очень жаловали. И дружбу домашних детей с такими, как мы, родители не поощряли, а порой нас просто унижали и выгоняли из своей жизни.

 Окружающий мир манил и пугал меня. И вот мне исполнилось восемнадцать лет. Меня вызвали к заведующей детским домом. Я шла с небольшой опаской. Обычно нас туда вызывали, когда надо было поругать или сообщить что-нибудь неприятное. В кабинете я увидела постороннего мужчину. Представившись юристом, он вручил мне ключи от родительской квартиры, конверт с небольшой суммой денег и акции на довольно крупную сумму. Поздравив, он сказал, что это мое наследство и я теперь состоятельная молодая девушка. Я была в растерянности, не зная, что со всем этим делать. И в то же время меня переполняла радость вновь оказаться там, где когда-то я была так счастлива со своими родителями.

 В детском доме я сдружилась с одной девочкой, мы были одногодками. Когда ее в первый раз привели, я уже находилась там около года. Крина (так звали мою новую знакомую) была очень замкнутой и неразговорчивой девочкой. К сожалению, дети в подобных заведениях бывают очень жестоки, особенно такие обозленные, как у нас. И ее сразу начали дразнить, а то и бить. Мне стало очень жаль Крину, она была так несчастна и часто, забившись в угол, беззвучно плакала, понимая, что очень одинока и поддержки ждать неоткуда. И я взяла ее под свою защиту. Как я уже говорила, я умела за себя постоять и связываться со мной никому не хотелось. Вот так у меня появилась верная подруга. Она оказалась очень хорошей девчонкой и готова была поделиться последней конфеткой, припасая ее кому-нибудь из малышей. Детский дом у нас был бедный, и сладостями нас баловали очень редко. Ее родители были пьющие люди, и вскоре сгинули где-то в пьяном угаре, оставив Крине в наследство в деревне развалюху, в которую даже войти было противно, тем более проживать в ней. И я предложила ей пожить вместе со мной, в моей большой квартире в Бухаресте. Вдвоем нам будет легче адаптироваться в таком новом и манящем нас мире.

< Назад | Вперёд >