Предназначение (стр.93)

Как и раньше, они были вершителями наших судеб и дергали нас за ниточки, как опытные кукловоды. Они продолжали наслаждаться нашими страхами, и это у них прекрасно получалось. Влад старался меня успокоить и подбодрить. Но это ему плохо удавалось, так как страх за наши жизни не позволял нам вдохнуть полной грудью – он сковывал нас по рукам и ногам. Мы были в полном отчаянии. Я знала, что Влад мог защитить семью от реального противника, но сражаться с коварством двух полоумных стариков было даже ему не под силу. Я поняла, что мы очень рано радовалась и наши жизни были еще в большей опасности, чем раньше. Но теперь, когда я обрела семью, я была готова бороться до конца. Я чувствовала, что нам надо ехать домой и, несмотря ни на что, обвенчаться в церкви. Это была земля моего мужа, и я знала, насколько она ему дорога. Может, это звучит немного и глупо и пафосно, но ему, с детства привыкшему к косым и недружелюбным взглядам, очень хотелось, чтобы деревенские жители дружили с его детьми и не боялись приходить к нему в дом, не думая, что там живут вурдалаки и привидения. Ему, как и мне, хотелось иметь семью, жить в любви и спокойно растить своих детей. Врагу надо смотреть в лицо, а мы для них живая наживка.

 Дома с виду все было спокойно. Дружок нас встретил с таким восторгом, что нам стало немного стыдно за то, что мы все-таки не взяли его с собой. Бедный песик! Представляю, как он скучал без своих хозяев, особенно без Аделы, которая сразу все свое внимание перевела на своего лучшего друга. От наших врагов не осталось и следа. Их бывшие комнаты были полностью переделаны и стали напоминать барские хоромы, где с удовольствием проживали наши новые работники. Бывшая комната Камелии стояла пустая, и где-то в глубине души осталось неприятное ощущение от этой пустоты, ощущение какой-то потери. Мужскую спальню рядом с моей комнатой вычистили и вымыли, приготовив для Влада. Теперь он был всегда рядом со мной и Аделой. Как и обещал, он серьезно поговорил с дочкой, объяснив и показав, где покоится ее мама, а портрет, который теперь постоянно был в ее комнате, позволял Аделе всегда помнить о своей родной матери и знать, что она для нее была самой любимой доченькой на свете. В конюшне все с виду тоже было спокойно. Но в седло сесть пока мы боялись. А вдруг, как и кобылу Камелии, наших лошадей опоили каким-нибудь дурманом.

 В деревне нас встретили приветливо, и каждому хотелось с нами подружиться. Наверное, так они хотели исправить свою вину перед семьей Диаманди.

 Флигель, где жил Влад, мы подготовили для приезда его брата с семьей, которую он ожидал с большим волнением. В маленьком флигеле жили ребята, с которыми нам, по воле случая, пришлось иметь конфликт в городе.

< Назад | Вперёд >