Предназначение (стр.97)

Когда любишь, всегда считаешь своего любимого единственным и ни с кем не сравнимым, самым лучшим на земле. Как приятно просыпаться в объятиях мужа! Какое это сладостное чувство – знать, что тебя любит и заботится о тебе твой единственный и самый дорогой на свете мужчина – твоя вторая половинка.

 Проснулась я от нежных поцелуев. Как хотелось никуда не идти, а просто наслаждаться друг другом. Но надо было вставать, нас уже ждали. Надев новые наряды, которые мы специально приобрели на второй день свадьбы, и, подойдя к зеркалу, мы с удовольствием смотрели на наше отражение. Как все-таки мы превосходно смотримся вместе! В столовой нас ждал красиво сервированный стол, благодаря стараниям наших новых помощников. Богдэн с Елизаветой уже были готовы и с нетерпением ждали нас. Выпив шампанского за этот замечательный день, мы веселились и смеялись, не думая ни о чем плохом. Я была уверена, что теперь мы всегда будем дружить семьями, мне очень нравились Богдэн с Елизаветой. Это были честные и надежные люди, это была наша семья. Богдэн предложил сходить положить цветы и попросить благословения родителей. Если они видят нас с небес, пусть порадуются за нашу семью и пусть спят спокойно, зная, что никакого проклятия не существует. Страха уже не было. Я ощущала благоговение перед предками моего мужа. Теперь и для меня они были родными, хоть и усопшими. Мне хотелось поблагодарить родителей Влада за такого прекрасного сына. А у Камелии попросить прощения за то, что заняла место, когда-то принадлежавшее ей.

 Погода была теплой, светило солнце, и хоть кое-где деревья стояли голые, сад был все равно прекрасен своим разноцветьем осенних листьев. Но подойдя к склепу, мы сразу поняли: что-то случилось. В склепе было совсем темно, и стоял непереносимый запах гнили, и, не выдержав этого ужасного запаха, мы выбежали на улицу. Влад был в недоумении, даже если погаснут все свечи, все равно должна работать подсветка. Да и запаха никакого не должно быть. Гробы двойные со специальным режимом температуры. Влад пошел домой и вернулся с двумя мощными фонарями. То, что мы увидели, не поддавалось никакому описанию. Гробы были открыты, и покойные валялись на полу вперемешку с цветами, канделябрами и свечами. Каждый на своей стадии разложения, отчего был такой нестерпимый запах. Одежда на них разорвана, а на портретах яркой краской были написаны матерные слова. До комнаты Камелии невозможно было подойти, ни на кого не наступив. Мы выбежали на улицу, на Влада и Богдэна невозможно было смотреть. В таком гневе я их никогда не видела. Все сразу поняли, чьих это рук дело. От бессилия эти двое крепких и здоровых мужчин просто сходили с ума. Волосы вставали дыбом от всего увиденного. Это до какой стадии мщения надо дойти, чтоб сотворить такое? Страшней Виорики и деда Митики я не встречала никого, даже на своей работе, где сталкивалась с самыми низменными пороками человека. Эти нелюди превзошли всех. Мне было очень страшно за наши жизни. С их извращенным умом они были способны на многое.

< Назад | Вперёд >